Вы здесь
> Бизнес > Мы закрыли ресторан. Но это не конец истории

Мы закрыли ресторан. Но это не конец истории

Мы закрыли ресторан. Но это не конец истории

2 апреля 2017 года был последним днем работы нашего ресторана в Загребе. Думала, больше вообще не смогу писать. И даже разговаривать с людьми. А вот и нет. Всё проходит. И это пройдет.

Вроде бы, Стив Джобс сказал, что желает каждому первый раз обанкротиться до 30 лет. Чтобы потом стать быстрее и умнее. Мы немного припозднились. Но, надеюсь, станем очень сильными и умными.

Рассказала нашу историю в подкасте Ирины Плыткевич «Открытый мир»

Почему закрыли? Не долетели

Самолет не набрал необходимую скорость на точке невозврата. Когда мы нашли помещение и открыли Voncimer, пошли на огромнейший риск. У нас не было денег содержать его как минимум первый год, пока он не выйдет на самоокупаемость. Но мы рискнули. Поверили, что сделаем офигительный продукт и сможем вывести его на самоокупаемость до того, как закончатся деньги.

Не вывели.

Продукт, может, и получился офигительный. Премьер-министр Хорватии у нас ужинал, послы всех стран регулярно обедали и ужинали. Медиа нас внесли в 15 лучших ресторанов Загреба. В ТрипАдвайзоре только похвалы, на фейсбуке сплошные 5 звездочек за еду, сервис и атмосферу.

Но какая разница, если при этом мы нередко стояли полупустые.

Потом уже нам сказали владельцы одного хорошего загребского ресторана-долгожителя:

«Ребята, а что вы хотели? Мы в минусе стояли 5 лет».

Пять лет. Пять.

Чем оплачивать зарплату/аренду/коммунальные пять лет? И как потом за всю жизнь хотя бы вернуть пятилетние инвестиции?

Там, конечно, еще много причин.

Наших ошибок, в первую очередь:

  1.  С локацией. Подвал, без паркинга, за пределами пешеходной зоны. Кажется, совсем глупо, да? Верили, что сможем победить. Да и других вариантов не было с нашей суммой.
  2. С определением целевой аудитории и с оценкой покупательской способности хорватов. Загреб выглядит благополучным городом. Но зарплаты небольшие. Богатых мало, как и в Украине, и они ходят в определенные «кастовые» места. За них биться нет смысла, и не хотелось – мы не понимаем их психологию. Среднего класса в столице катастрофически мало – условно, 10 000 человек. Из них регулярно ходят в рестораны – 1 000-2 000. И на эту условную 1000 человек претендуют 40-50 ресторанов. Остальные жители, конечно, не бедствуют, но живут скромно и расчетливо. В смысле, траты рассчитываются на месяц или дальше и в рестораны ходят только «по поводу»: свадьба, день рождения, защита диплома.
  3. С потребностью. Я год назад залихватски написала, что Загреб – голубой океан в ресторанном смысле. Больно ошиблась. Если мест с хорошей едой (в смысле, из дорогих качественных продуктов, с опытным креативным шефом) в городе почти нет – это не хороший знак, это плохой знак. Как говорится в умной еврейской пословице: «Если на улице есть две ювелирные лавки – открывай третью. Если нет – не открывай». Самый популярный обед – булка/сендвич/бюрек с сыром из сети булочных. Мы видели даже директоров банков с промасленными пакетами с бюреками. Любимая еда – чевапи (в смысле популярности аналог наших шашлыков). Это не плохо, просто это не ресторанная еда. В десертах традиционно используется самый дешевый маргарин и готовые смеси. На закупке в Metro продукты на наших тележках не были похожи на продукты соседей по очереди. У нас лежали дорогие масло, хорватские фермерские дорогие яйца, пармезан и маскарпоне, утка, лук-шалот, сельдерей и авокадо. А обычный набор у соседа по очереди: мешок замороженной картошки-фри, несколько канистр с майонезом и кетчупом, сухая смесь для заварного крема, самая дешевая «шунка» (длинные сформованные бруски условной ветчины), банки с Nescafe. Это говорю не в смысле «мы молодцы». Наоборот, надо трезво понимать, оценит ли твой гость разницу в цене из-за разницы в стоимости продуктов.
  4. С маркетингом. Стать остромодным местом не смогли, это надо признавать. Стали «хорошим» местом. Но в хорошие места не пробиваются «на сегодня», в них планируют сходить в следующем месяце. А мы до следующего месяца не дожили.
  5. Со скоростью жизни. Если в Харькове или в Киеве открывается какое-то новое интересное «хорошее» место, люди придут сразу посмотреть, попробовать. В Хорватии не так. «Пусть сначала сходят мои знакомые, расскажут мне, а я уже потом». Когда все размеренно и распланировано, спонтанных решений нет. У нас, например, купили много подарочных сертификатов перед рождественскими праздниками. И люди даже на оплаченные ужины так до апреля и не пришли. При закрытии мы возвращали стоимость оплаченных сертификатов.

В общем, мы еще долго будем рефлексировать и выбирать мудрые болезненные уроки из провала.

Хорватия – идеальная для жизни и тяжелая для бизнеса

С этим сами хорваты соглашаются. Выбрать ее для бизнеса было только нашим решением и только нашей ошибкой.

Главное – Хорватию и хорватов мы любим по-прежнему и обязательно вернемся жить. У нас там близкие друзья, у нас там ощущение жизни. Зарабатывать, правда, будем в другом месте.

Где мы сейчас?

Стараемся быстро пройти все пять стадий принятия горя. Все-таки, смерть жизненной мечты – невеселая штука. Сначала хотелось лежать тряпочкой и просто не приходить в сознание. Для сохранения здравого смысла начала писать книгу о том, как пережить провал. По горячим следам, так сказать. Про то, как пойти за мечтой, есть много книг. А что делать дальше, если провалился?

Крутыми оказались близкие и знакомые люди. Спасибо. Калибр человека проявляется в том, как он реагирует на твой провал. Абсолютное большинство поняли и поддержали.

Те, кто сам занимается бизнесом, вообще круто прореагировали:

«Жаль проект – был хороший. Вас не жаль. Чего вас жалеть? Вы сильные и с вашей энергией вы сделаете успешный бизнес очень скоро. Все через это проходили и вы пройдете».

И мы действительно прошли. Подобрали сопли и начали новый бизнес.

Спасибо всему этому фантастическому приключению с рестораном, учебой,  работой и жизнью в Италии и Хорватии. Мы совершили квантовый скачок в осознании своих возможностей и сил.

 

Похожие статьи

Top